Приемным родителям о привязанности

Текст: Ольга Писарик, мама четырех детей, психолог. Блог в Интернете: http://olgapisaryk.livejournal.com/

В последнее время в среде приемных родителей все чаще звучит слово «привязанность». И практически всегда это слово ассоциируется с классической теорией привязанности, основателем которой является британский психоаналитик Джон Боулби. Я же вас хочу познакомить с другой теорией привязанности – теорией многоуровневой привязанности Гордона Ньюфелда. В 1999 году канадский психотерапевт доктор Гордон Ньюфелд (Gordon Neufeld) представил свою теорию, в которой он рассматривает привязанность не только как стремление ребенка быть физически рядом с заботящимся о нем взрослым (так называемый бондинг), но и стремление к контакту: физическому, эмоциональному, психологическому. Стремление к привязанности – это базовая потребность человека, она первична и является даже более приоритетной, чем пища. Но если младенцу для выживания необходим тесный физический контакт с ответственным за него взрослым, то по мере взросления, развития мозга и становления личности понимание ребенком, что значит «быть близким», изменяется.

Шесть уровней привязанности

Если все происходит по задуманному природой плану, то в первые шесть лет жизни ребенок развивает способность привязываться на различных уровнях.

Первый уровень, с рождения, – привязанность через чувства. Для того чтобы выжить, младенцу необходим постоянный физический контакт с заботящимся о нем взрослым. Мозг новорожденного постоянно занят тем, что следит за наличием привязанности: если ребенок не находится в непосредственном физическом контакте со взрослым, то он должен его хотя бы слышать, видеть, обонять. Привязанность через чувства – это базовый уровень привязанности: даже в случае жестокого повреждения привязанности желание быть с теми, к кому ребенок привязан, исчезает последним.

На втором году жизни у ребенка развивается способность привязываться посредством похожести. Ребенок начинает ощущать, что быть близким с мамой или папой можно не только находясь непосредственно с ними, но и будучи похожим на них. Ребенок начинает имитировать тех, кого он любит, старается быть похожим на них в поведении, интонациях, предпочтениях. Теперь ему очень важно быть таким же, как его родители.

К третьему году развивается способность привязываться посредством принадлежности и верности. Еще один способ быть близким – это владеть тем, кого любишь, и принадлежать к тем, кто любит тебя. Начинают проявляться сильные эмоции обладания и ревности. Когда ребенок говорит «моя киса», это не значит, что кот принадлежит ребенку, – это значит, что ребенок привязан к животному. «Моя мама» не означает биологическую мать, «моя мама» означает «женщина, к которой я привязан». Дети начинают искать подтверждения тому, что они принадлежат «своей» семье, «своему» клану, либо начинают искать на стороне, кому бы принадлежать.

К четвертому году жизни у ребенка появляется желание собственной важности, значимости в жизни любимого человека. Ребенок начинает ощущать, что мама и папа близки с теми, кем они дорожат. А чтобы быть дорогим, надо быть хорошим. Малыш хочет понравиться, становится мягче, покладистее, ищет подтверждения своей важности для нас.

На пятом году ребенок начинает любить. Он отдает нам свое сердце. Если раньше он говорил «люблю маму» больше имитируя других, то теперь он ЛЮБИТ маму, поет песни о любви и рисует сердца. Эта привязанность через эмоциональную близость – уровень, на котором ребенок готов расставаться с дорогими ему людьми на довольно продолжительные промежутки времени. Ему уже не нужно физическое присутствие привязанности, чтобы сохранить ощущение контакта и близости.

И, наконец, последний уровень привязанности – когда тебя знают. Ребенок хочет быть познанным, начинает делиться своими секретами, чтобы мы его лучше понимали, чтобы быть ближе к нам. Ему хочется, чтобы мы знали его изнутри. Это не правдивость: ребенок легко солжет тем, к кому он не привязан, – это именно желание быть близким. Психологическая привязанность – самый глубокий уровень привязанности и самый уязвимый. Не каждый взрослый имеет опыт подобной привязанности.

Какие функции выполняет привязанность

Первостепенная эволюционная задача привязанности – создать контекст, в котором взрослому будет легко заботиться о ребенке, а ребенок будет легко принимать эту заботу. Если ребенок к нам привязан, то он (в меру) послушен, хочет быть для нас хорошим, следует за нами, смотрит на нас снизу вверх (без унижения), ловит знаки, как себя вести и что делать. Мы легко выстраиваем иерархию с таким ребенком, несем за него ответственность и действуем с естественным авторитетом.

Вторая задача привязанности – служить утробой для взросления. Привязанность работает как щит против внешнего стресса – защищает детское сердце, чтобы оно оставалось мягким и ребенок мог привязываться на более глубоких уровнях и постепенно взрослеть, освобождаясь от своей зависимости в привязанности. Внутри привязанности, в безопасности, ребенок может, не боясь насмешек и чужих оценок, выражать себя, чтобы исследовать свое «я», свои интересы и желания. Для ребенка привязанность создает ощущение дома: он дома там, где его привязанность. Привязанность обеспечивает место, где ребенок может расслабиться, отдохнуть и с новыми силами отправиться на покорение мира. Обеспечивая безопасность, привязанность помогает развиться независимости.

Распространенные проблемы с привязанностью

Поверхностная привязанность

Десятилетняя Катя уже три года дома, но до сих пор с трудом отпускает свою маму в туалет, не говоря уже о том, чтобы та могла выйти в магазин. Девочка постоянно цепляется за маму, висит на ней, поход в школу или поездка в лагерь каждый раз вызывают бурю агрессии и слез. При этом никто ни разу не слышал, чтобы Катя сказала, что она любит свою маму, и никто ни разу не видел, чтобы Катя старалась понравиться хоть кому-то в своей приемной семье.

Углубление привязанности – процесс естественный, при благоприятных условиях происходящий сам по себе, но, к сожалению, не гарантированный. Наши привязанности – это очень уязвимая, ранимая, ничем не защищенная территория. Основные источники эмоциональной боли – разлука (либо ее ожидание), стыд, чувство незащищенности. Если ребенок постоянно испытывает эмоциональную боль в своих привязанностях, то сердце его начинает черстветь и он уже не способен привязываться на более глубоких уровнях. Ребенок должен чувствовать полную безопасность в своей привязанности, чтобы осмелиться отдать нам свое сердце, делиться с нами собой или захотеть быть для нас любимым и важным.

Деперсонализация привязанности

Маше два года, она отказница с рождения. На улице с удовольствием общается с незнакомыми женщинами, старается понравиться и порывается уйти за любой тетей. Всех женщин называет «мама» и не следует за приемной матерью.

Чтобы ребенок мог напитываться привязанностью, углублять ее, он должен быть привязан к конкретному взрослому, который заботится о ребенке. Но привязанность к человеку – это очень уязвимо, и дети начинают привязываться к вещам, к домашним животным, к ритуалам или рутинам. Еще один вид деперсонализации привязанности: когда из-за уязвимости привязанности стремление к контакту и близости с конкретным человеком замещается просто стремлением к контакту и близости. Вместо того чтобы добиваться внимания мамы, ребенок начинает добиваться всеобщего внимания, желание быть одобренным папой заменяется на поиск одобрения, стремление понравиться бабушке превращается в желание нравиться. Такие дети озабочены тем, чтобы их постоянно все хвалили и любили, они стремяться привлекать, добиваться внимания, девочки часто зацикливаются на том, как они выглядят, а мальчики – на том, у кого круче телефон и компьютер. Вместо стремления к контакту и близости мы получаем просто стремление, т.е. навязчивую идею, одержимость.

Перенос привязанности

Ивану девять лет, с четырех лет – дома. В школе он периодически устраивает происшествия, чтобы произвести впечатление на одноклассников. Однажды украл дома приличную сумму денег и потратил их на сладости и коллективный поход в кино. Любую купленную вещь тут же порывается отнести в школу, где может широким жестом кому-нибудь подарить.

Вместо того чтобы стремиться к контакту и близости с заботящимся о нем взрослым, ребенок привязывается к людям, не несущим за него никакой ответственности. Очень часто это ровесники, так как с ними легко быть привязанным неглубоко (а значит, и не так уязвимо) – через физический контакт, похожесть и принадлежность. Проблема не в том, что ребенок привязан к своим друзьям, а в том, что эта привязанность не дает ребенку глубоко привязаться ко взрослым, которые за него отвечают. Фантазийные привязанности (например к биологической матери, которую ребенок никогда не видел) могут быть тоже очень сильной помехой на пути установления и углубления привязанности ребенка и его приемных родителей.

Что делать

Допустим, мы поняли, что у нас с ребенком проблемы с привязанностью, и хотим ее укрепить и углубить. У меня для вас хорошая новость и плохая. Хорошая – это то, что никогда не поздно начинать укреплять привязанность: ни в пять лет, ни в пятнадцать, ни в двадцать пять. Плохая: мы не можем кого-то заставить к нам привязаться, никакое владение знаниями и умениями не даст гарантии, что ребенок в итоге начнет принимать от нас заботу о себе. Но если вы решились принять нового ребенка в свою семью, то работа над установлением и углублением привязанности – это то, с чего следует начинать.

Как укреплять привязанность

Прежде всего вы должны понять и принять, что ответственность за отношения лежит целиком на вас. Ни в коем случае не делайте вашего ребенка ответственным за то, любят его или нет.

Избавьте, насколько это возможно, привязанность ребенка к вам от любых знаков уязвимости: от слишком большого разделения, стыда, боязни расставания.

Предлагайте больше контакта и близости, чем запрашивает ребенок. Не ждите, когда он подойдет к вам за очередной порцией ласки, не выдавайте ее по запросу, предупреждайте желание, насытьте своего ребенка своей привязанностью, чтобы он мог расслабиться и ощутить, что и завтра, и послезавтра его мама никуда не денется.

Предлагайте ребенку зависеть от вас. У многих детей с нарушениями привязанности зависимость – это больное место. Создавайте обстоятельства, в которых ребенок будет вынужден зависеть от вас. Поход в лес или поездка в незнакомый город могут сильно облегчить вам задачу выстраивания здоровой иерархии. Старайтесь почаще попадать в личное пространство ребенка в дружественной манере. Настраивайтесь на ребенка, смотрите ему в глаза, улыбайтесь, пока не получите приглашение существовать в его пространстве. Особенно это важно при первом знакомстве, а также при передаче привязанности от одного взрослого к другому.

Компенсируйте разделение, расставание (не только физическое, но и психологическое). При этом вы убираете фокус внимания с разделения и сосредоточиваетесь на будущем воссоединении. Вы рассказываете ребенку не о том, что сейчас вы уйдете, а о том, чем вы займетесь, когда снова встретитесь.

Бережно храните все детские привязанности, включая неадекватных биологических родителей и детский дом. Не всегда есть возможность навестить, но хранить фотографии, воспоминания, какие-то вещи, связанные с прошлым, под силу каждому заботливому родителю.

Мягко и нежно пригласите ребенка зависеть от вас, берегите его сердце от излишней уязвимости, а вашу привязанность – от излишнего разделения, и вы станете родителями ребенка, которого легко растить.

Как говорит моей знакомой ее приемный сын: «Мамочка, я тебя слушаюсь, потому что ты моя любимая мамочка».