Интервью с супругой губернатора Тверской области Аллой Зелениной

Супруги Зеленины долго не рассказывали, на какой поступок они решились. Только спустя год Алла Зеленина призналась "Известиям": "Мы усыновили двухгодовалого Рому. Сначала такой диковатый был, а теперь он нас даже больше остальных троих детей радует". О том, как непросто давалось им это решение, Алла Альбертовна рассказала обозревателю "Известий" Татьяне Витебской.

вопрос: Знаете, Алла, перед тем, как встретиться с вами, я спрашивала многих людей, особенно мужчин, как бы они отнеслись к идее усыновить ребенка. Мне приводили массу доказательств того, что делать этого не надо: и наследственность непонятно какая, и - самый невероятный аргумент - каждому дается такая жизнь, которую он заслуживает. Мне кажется, в этом случае люди ищут отговорку, чтобы оправдать свое нежелание...

ответ: ...брать ответственность. Почему, например, Зеленину несложно было взять ребенка, а для кого-то другого это будет невозможным? Потому что один может взять ответственность за человечка, за регион. А другой - никогда не пойдет на это. Ну, и стереотипы в обществе есть. Вы же не зря сказали о наследственности.

в: А кто из вас двоих подал идею?

о: Изначально идея была моя. Однако трудно четко описать и как она родилась, и как окончательно сформировалась. Сначала проскальзывали какие-то мысли: "А может быть, стоит?" Я думаю, что в таком виде об усыновлении думают многие. Затем, конечно, идет огромная работа над собой, преодоление своих страхов. Как ребенок адаптируется в нашей семье? Сможем ли мы воспитать его? И сейчас я все еще не могу сказать, что у меня есть стопроцентная уверенность, что все будет прекрасно. Но я в это верю! Я убедилась на опыте других людей, что воспитание играет роль если не определяющую, то значительную. Особенно в жизни еще совсем маленького ребенка.

в: То есть никакие гены...

о: Вы знаете, есть гены. Но гена агрессии при отсутствии патологии нет. Когда человек - серийный убийца, это патология. И она заложена на генном уровне. Но вот в массе преступлений, которые совершаются ежедневно, виноваты воспитание и окружение. Если дети растут в семье, где мама пьет, а папа ворует, то они такими и вырастут...

"Я просто привела Рому в дом. И все"

в: Как Дмитрий Вадимович воспринял вашу идею?

о: Вообще-то, когда я в первый раз заговорила об усыновлении, он не отвергал моего предложения. Ну, может, не принимал так близко к сердцу. Хотя в начале нашей супружеской жизни мы строили планы и думали о большом числе детей. Потому что и ему, и мне нравятся семьи, где много детей. При этом, если говорить откровенно, то вряд ли современная женщина может позволить себе каждый год рожать. Поэтому я и предложила: почему бы вместе с нашими двумя дочками и сыном не жили приемные?

Когда я собралась с духом и приняла решение, когда уже выбирала ребенка и знакомилась с ним, именно муж меня очень поддержал. Сказал: "Не бойся, все будет хорошо. Мы сделаем все, что сможем".

в: Вы вместе искали Рому?

о: Нет, я сама. Просто я привела малыша в семью. И все. Я мужу только фотографии показывала, рассказывала, конечно, что за мальчик, как себя ведет. Но живьем он его не видел. Конечно, тяжело, когда на тебе такая ответственность. Но справились. И справились вместе!

в: Обычно первую встречу с ребенком, которого потом усыновляют, люди всегда описывают восторженно. А как произошло ваше знакомство с Ромой?

о: Поскольку я возглавляю тверской благотворительный фонд "Доброе начало", мне приходится бывать во многих детдомах. К сожалению, полностью здоровых детей там практически нет. На 100 малышей едва ли два-три будет, у кого здоровье покрепче. Так что я понимала, что все это ерунда, когда говорят, что увидел малыша - и сердце сразу шепнуло: вот твой ребенок! Ничего там с сердцем не происходит. Тем более что сразу встает масса бюрократических вопросов.

в: Что вы имеете в виду?

о: Ну, например, маленькие дети, как правило, находятся в домах ребенка временно. И такое размещение может длиться годами. Если родитель хоть раз там появляется, ребенка можно взять только под опеку. И мало кто на это решается. Потому что биологические родители могут вдруг очнуться и заявить, что хотят сами воспитывать малыша, и ребенка у вас отберут. А это самое ужасное: ты прикипел душой, а надо расставаться!

Наш мальчик тоже не имел основания к усыновлению. Мать оставила его в роддоме с заявлением на временное размещение. Фактически он был брошенным ею уже год. Она ни разу не появилась. Главврачу дома ребенка, который является официальным опекуном, это дало возможность начать против нее процесс лишения родительских прав.

И еще есть такая тонкость юридическая: биологическая мать в течение полугода может, если нашла работу или вышла замуж, обжаловать решение суда и вернуть ребенка. Поэтому первые полгода - время своего рода рискованное.

"Он не побежал ко мне с радостными криками"

в: Но давайте вернемся к Роме.

о: Да. Так вот, решившись на усыновление, кроме него, я видела еще двоих ребят постарше и маленькую девочку. Вот, собственно, и все. Рома показался мне симпатичным. Опять-таки, вспоминая сейчас то время, не могу сказать, что я что-то такое почувствовала. Я видела, что Рома был сильно травмирован душевно. И он не побежал ко мне с радостными криками, как пишут в книжках. Он сначала воспринимал меня как чужого человека.

в: И как вы с этим справились?

о: Я постоянно ходила в дом ребенка, играла с другими детьми. Это продолжалось долго - Рома был очень закрытый. Потом я ненавязчиво начала вовлекать в наши игры и его.

в: Думаю, скептики скажут: конечно, жене губернатора все рассказали про родителей ребенка, выбрали, чтобы наверняка не было проблем.

о: Вообще-то там детей с обложки журнала маловато. Меня директор предупредила, что мать Ромы очень маленького роста. Кроме того, у него был сильный рахит: огромный живот и кривые ноги. Ничего хорошего не было. Но там все дети такие! Вот заходишь в группу, и они все там ужасно маленького роста. У них психосоциальная малорослость. В силу стресса дети там не растут и не развиваются.

Конечно, я боялась брать грудного ребенка, потому что могли быть невыявленные патологии. И это более серьезная ответственность. А у Ромы был осмысленный взгляд. Я в его глазах прочла, что он не умственно отсталый. Мне было комфортно с этим мальчиком. И все.

И вот я решила: наверное, если я возьму ребенка - то только его. А потом начался сложный период мучительных сомнений. И появились школа приемных родителей, и консультации со специалистами.

в: А что вы изучали в этой школе?

о: Там, например, были тренинги. Один человек играет социального работника. А ты - собравшегося усыновить ребенка. И они проигрывают разговор, который может состояться в реальности, обращают внимание на то, какие могут быть вопросы, какой должна быть интонация. Есть версия, что люди из органов опеки разговаривают нарочито грубо. Если решение человека твердое, то его это не напугает.

в: Даже явно благополучная семья губернатора должна была пройти через встречи с соцработниками?

о: Более того, органы опеки были обязаны установить наличие контакта между мной и Ромой. Во время нашей встречи с социальным работником случилось непредвиденное. Рому привели в комнату для встреч. Он там ни разу не был. И эта женщина из органов опеки для него была чужим человеком. Все это так на него повлияло, что он просто лег на пол и закрылся. И социальный работник говорит: "Я не могу вам выдать разрешение. Ну, никак не могу". Тогда мы с ней решили: сейчас пойдем в группу и попробуем еще раз. И уже там мы разыгрались, и Рома пошел ко мне. Она это увидела: "Ну, все, теперь все хорошо, я могу быть спокойной".

Вообще, я поняла, что в обществе есть какой-то негатив по отношению к людям, которые своими поступками выбиваются из общей массы. В Тверской области это был первый случай, когда известный человек усыновил ребенка. И это было необычно. Я бы даже сказала, что к нам отнеслись чуть строже. Во время подготовки документов в суд, не имея никаких причин придираться, одна из судей заметила: "Маловата что-то зарплата у Зеленина". Мы указали 53 тысячи рублей зарплаты губернатора и не стали брать справку о доходах за предыдущие годы. Мне показалось достаточно этой суммы, тем более что ее размер по закону дает нам право усыновить ребенка.

"С каждым днем я все больше ощущаю себя матерью Ромы"

в: Сколько времени прошло с того момента, как вы увидели Рому, до того дня, когда он пришел к вам в дом?

о: Десять месяцев. Решение непростое, правда. Мне кажется, людям, у которых несколько детей, гораздо легче.

в: Почему?

о: Когда много детей, ты понимаешь, что у каждого есть свои недостатки. И ты не думаешь: "Я выращу из него гения". Просто растишь их, надеешься, что они будут счастливыми людьми.

Вот одна дочь у меня несобранная, сын витает в облаках. И точно так же есть недостатки у Ромы. Он ничем от других детей не отличается. Пока у нас меньше всего с ним трудностей. Он нас вообще больше всех радует. Даже когда мы консультируемся с психологом, о Роме обычно не говорим. Мы говорим про старших детей.

в: Но как объяснить детям, что к ним в дом приходит еще один претендент на родительское внимание?

о: У младшего сына была ревность, но недолго. А старшие девочки Рому с первого дня просто обожают. Они даже мне помогали преодолеть критический барьер. Они же не понимали терзания взрослого человека, подбегали, целовали его, возились с ним.

Сначала меня пугало, что он был очень не похож на домашнего ребенка. По ночам он просыпался с диким криком, как будто кошмары его терзают. Поскольку, пока он не освоился, я спала с ним, ночи были бессонными. В два года он не мог формулировать свои желания. Он не говорил вообще и даже не показывал пальчиком: вот это хочу. Рома просто начинал плакать. Он не понимал, что свои желания можно как-то проявлять. Это было совсем не похоже на обычных детей. Мне было страшно, и требовалось время, чтобы привыкнуть.

Это уже потом пришла нежность, расслабленность. Наверное, сложно говорить в первое время о любви, но о привязанности - да.

в: Сейчас вы чувствуете себя матерью Ромы?

о: С каждым днем все в большей и в большей степени. Вообще-то на вопрос "ты его любишь?" очень тяжело ответить. Иногда женщина говорит, что любит ребенка, а на самом деле она просто считает его своей собственностью. А любить человека - это принимать его таким, какой он есть, переживать за него. Первые дни, даже когда мне удавалось поспать, я не могла заснуть от страха и волнения за него.

Потом и он стал проявлять ко мне доверие. Ушибся - бежит, показывает мне ручку, чтобы я ее погладила. Он мне доверяет, только мама может его пожалеть. Это по-настоящему мой ребенок!

в: А как вы детям объяснили свое решение?

о: Я их спросила: "Хотите ли вы, чтобы у вас появился еще один брат, которого мы возьмем из детдома?" Они сказали: "Да, хотим". И приняли Рому в свою компанию. Когда шли новогодние елки - а Рома на них еще не ходит, - дети ему подарок приносили. Я их спрашиваю: "Ну что, родим еще кого-то?" Они: "Да! Давай, здорово!"

Но не только дети, но и наши родители нас поддержали. Я не догадалась, а моя дочка сняла первые дни жизни Ромы в нашем доме на видеокамеру. И каждый раз, поверьте, смотреть этот фильм очень больно. В его глазах там столько отчаяния, горечи и безысходности.

А сейчас он счастливый мальчик. Бегает, смеется, балуется, капризничает. Ему все интересно, он ко всему присматривается, все пробует. А раньше он на улицу выходил и садился от страха. Трудно себе представить, что ребенок никогда не видел прогулочной коляски. Он учился гулять в буквальном смысле у меня на руках. Теперь он стал домашним ребенком, у него выровнялась эмоциональная сфера.

в: Самое важное для многих женщин еще то, сможет ли муж полюбить приемных сына или дочку.

о: Первое произнесенное Ромой слово было "мама", второе - "папа". Для него папа имеет совершенно определенное лицо. Он его любит. Муж старался не выделять его из других наших детей. Общался с ним очень деликатно, не навязываясь. Теперь первое, что Рома делает, вбегая в столовую, - протягивает папе руку, чтобы поздороваться.

И папа тоже видит все эти изменения. И когда он с Ромой смотрит журналы и ребенок называет все марки машин, это его не может не радовать. Дмитрий в легком шоке пребывает от такого скачка в развитии. Но ему очень нравится!

в: Вы хотели бы усыновить еще одного ребенка?

о: Мы не исключаем такой возможности. Но через некоторое время.

в: Вы расскажете Роме историю его появления в семье?

о: Да. Хотя Рома будет носить нашу фамилию и отчество Дмитриевич. Но много печальных случаев, когда в подростковом возрасте ребенок узнает о своем происхождении. И не прощает родителям лжи. Любой усыновленный ребенок должен понимать, откуда его наследственные заболевания, способности и таланты.

Кстати, знаете, в Америке нашли способы безболезненно доносить до детей эту информацию. Они говорят: тебя выбрали из многих. То есть ты особенный, уникальный, тебя выбрали - не взяли даже. И приемные дети этим гордятся.

Татьяна Витебская

Источник