Я всегда знала, что у меня будет много детей

Мне кажется, к многодетности должна быть психологическая предрасположенность. Я всегда знала, что у меня будет много детей. Так и вышло: четверых своих сыновей вырастила и двух приемных дочек, теперь мы с мужем еще троих детей усыновляем. Они нам все одинаково родные. После рождения второго сына я пошла работать в детский дом. Там я увидела, как одна няня наказывала детей: сажала посреди ночи на холодные горшки, на холодном кафельном полу, и оставляла до утра в темном туалете. И малыш тихо плакал. Я устроила скандал. В итоге уволили и эту няню, и меня, а потом и сам детский дом закрыли. Но у меня от такого отношения к детям след остался. Поэтому, когда у нас стали говорить о семейных детских домах, мне эта идея очень понравилась. Если у тебя есть моральные силы пятерых детей воспитать — бери и воспитывай. В материальном плане, я считаю, государство должно помогать: ведь это неправильно, если ты других своих детей будешь чего-то лишать. Я считаю, что мать не имеет на это права. В то же время, дав одним детям все, нельзя не дать этого и другим.

Сейчас я бьюсь над тем, чтобы дать возможность и троим младшим детям получить высшее образование, те профессии, к которым у них душа лежит. Сложность в том, что у всех у них диагноз олигофрении в стадии дебильности — не потому, что они психически нездоровы, а потому, что они запущены в развитии и воспитании. И нужно время, силы и — главное — индивидуальные занятия, чтобы они наверстали упущенное. Старшие мои дети либо учатся в вузах, либо их закончили. Из младших Федор хочет поступать в МАРХИ, Данила в следующем году собирается в Консерваторию. Семен мечтает быть поваром-ресторатором. И он знает, что его диагноз олигофрении в стадии дебильности в этом будет помехой. Поэтому он разобьется, но докажет докторам, что он абсолютно нормальный парень. И я знаю, что это возможно. То же было и с двумя моими дочерьми, одну из которых я взяла в пятилетнем возрасте в тяжелейшей стадии задержки развития, а другую в грудном возрасте нашла на помойке. Обе они умницы и красавицы, старшая закончила институт и скоро станет мамой, младшая сама поступила после школы в Финансовую академию, потом ушла учиться на дизайнера.

Конечно, в такой большой семье радостей гораздо больше, чем огорчений. Во-первых, никогда не бывает скучно. Если у одного все тихо, спокойно, то у другого обязательно какие-то приключения. Во-вторых, какое это огромное удовольствие, когда ты идешь по улице, а вокруг тебя здоровенные, красивые ребята, и все тебе говорят: «Мама!» Это такая гордость для меня! Потом, это же творчество: я каждый день придумываю им что-нибудь интересное, начиная с кухни — попробуй приготовь овсяную кашу, да они меня вместо этой каши съедят. И вот я изобретаю, учусь, расту вместе с ними.

И ни с чем не сравнимая радость — когда носишь в себе это существо. А потом рождаешь его на белый свет… Это каждый раз такой подарок, такой сюрприз. Ты же не знаешь, какой он там, у тебя внутри. И вот смотришь на него и думаешь: какое чудо внутри тебя выросло, это такая благодать! Когда я вынашивала детей, я любила весь мир вокруг.

Часто о многодетных семьях с укором говорят: «Зачем плодить нищету?» В принципе, я с этим согласна. Прежде всего, семья — это сознательный шаг. В идеале, если девушка выходит замуж, она делает это не потому, что хочет улучшить свою жизнь, а потому, что они с мужем любят друг друга. И как результат этой любви на свет появляются дети. Твой ребенок должен быть любимым, и ты как родитель должен знать, как ты будешь его учить, где, на какие средства. Если это так — тогда я «за». Я за многодетность по религиозным убеждениям, когда женщина говорит себе: «Я не могу сделать аборт, потому что это убийство». Но в этом случае женщина ведь и думает, как избежать появления ребенка в трудное для семьи время. В принципе, случайных детей не бывает. Но от родителей требуется ответственное отношение к своей семье.

Марина Кутенина, мать четверых кровных и пятерых усыновленных детей

 

Источник : "Фома"