Мое женское счастье

Началось все восемь лет назад с очень красивой свадьбы. Два дня волшебства, незабываемых эмоций, поздравлений окружающих. Сборов денег "на мальчика" и "на девочку", соответствующих случаю тостов.

Мы, молодые и счастливые, сидя в центре стола, посмеиваемся: "Какие дети? Мы еще так молоды! Нам еще три года учиться, хочется для себя пожить!"

Нами было обговорено многое. Как водится, а что будет, если родить не получится? Тогда мой муж сказал: "Сейчас медицина очень сильна. Родим, не переживай! А усыновлять - ни за что!"

Два года спустя мы решили, что к диплому можно и малышом обзаводиться. Сказано-сделано. И тут… Месяц идет за месяцем, год подходит к концу, а у нас ничего не получается. Уже не так просто без тоски в глазах отмахиваться от вопросов родных "когда?", отшучиваться нет сил.

Поход к врачу не дал никаких результатов, УЗИ показало, что все в норме. Необходимы были долгие обследования для установления причины.

Институт был закончен, началась работа. Параллельно я бегала по врачам и сдавала, сдавала кучу анализов, мазков и т.д., таскала за собой мужа, который вел себя как маленький ребенок у зубного врача.

И тут, как гром среди ясного неба. Я заболела. Типичная недолеченная простуда переросла в тяжелое заболевание почек. И начались больницы, санатории, походы к светилам медицины. Проблемы бесплодия отошли на второй план. Врач отказывалась давать хорошие прогнозы беременности и не хотела продолжать обследования. Фразу, брошенную врачом, не забуду до конца жизни: "Зачем нам отрицательная статистика? Вдруг умрете Вы или ребенок?".

Вопрос лечения бесплодия нами больше не поднимался. Мы знали предварительные результаты обследования. Фактор общий, плюс мои болячки. Шансов мало.

Нужно было как-то жить дальше, искать смысл жизни. Благополучие материальное у нас росло с каждым годом, была любимая кошка. Мы стали ездить в Крым каждый год - поправлять мое здоровье и просто отдыхать. Не было только своего жилья. Мы жили в общежитии в комнате 12 кв. метров.

Но сердце рвала тоска. Вокруг все обзаводились детьми, только мы одни… Что с этим делать, я не представляла. К врачам я зареклась ходить. Не было никаких больше сил на эти все обследования! От мыслей про детей пыталась отмахнуться. Успокаивала себя тем, что нам и так очень хорошо вместе. Год бежал за годом…

Следующей отправной точкой была покупка компьютера и подключение к интернету. Научившись ползать по всемирной паутине, я в один из вечеров зашла на Рамблер и, не знаю почему, набрала слово "Усыновление". И… ничего не нашла. Я писала и так, и этак. Заходила на детские сайты, но так как плохо владела компьютером, не могла ничего отыскать. Судьба забросила меня на один из белорусских форумов про детей. И я, отчаявшись, рассказала про нашу проблему, что не знаю, что делать и как жить дальше. Было много откликов, но один из них перевернул всю мою жизнь. Девушка Юля дала ссылку на сайт "Семья.ру" и "innewfamily.narod.ru". Там я окунулась в так необходимую мне атмосферу, прочитала десятки рассказов, а конференция "Приемный ребенок" стала моим наркотиком. А затем я сама отыскала и аналогичный форум на "Ева.ру". Юля написала мне еще одну фразу, так запавшую мне в душу: "Приемные мамы рожают своих деток из сердца".

Перед собой я поставила первую задачу - уговорить мужа. Ох, как трудно это мне далось. Я доходила до отчаяния, спрашивала совета у девочек в конференции, опять уговаривала, рассказывала, показывала фотографии счастливых детей, которые обрели родителей. Он был против только по тем причинам, что не было своего жилья, что не потянем материально и что очень тяжело переступить черту, которая поставит конец свободной беззаботной жизни.

Своим родителям решение усыновить я озвучила тогда же. Была удивлена их положительной реакции. И в то же время очень рада этому.

Моя вторая задача была очевидна - собственное жилье. По законам нашей страны не запрещено усыновлять, живя в общежитии. Окончательное решение принимает суд. Но я понимала, что 12 кв. метров - это не жизнь с ребенком. Нужно было что-то делать.

Сначала я сходила в опеку моего района. Инспектор рассказала мне, какие документы необходимо было предоставить, а также то, что мне придется идти в национальный центр усыновления за всеми бланками и там зарегистрироваться. Опекская тетенька спросила, какого возраста и пола мы хотим ребенка, чем поставила меня в тупик. Признаться, об этом я тогда еще не задумывалась. Она посоветовала брать новорожденного ребенка, желательно мальчика, так как их много остается. Я обещала подумать. На том мы с ней и расстались.

Муж втягивался в мои рассказы о девочках, об их детках. Порой спрашивал сам, как у кого обстоят дела, скоро ли суд. В итоге я получила его согласие. К тому времени мы смогли решить квартирный вопрос. Мы решили въехать в квартиру, сделать ремонт и начинать собирать документы. В Крым тоже решили съездить, чтобы быть во всеоружии - крепкими, отдохнувшими и здоровыми - к появлению ребенка.

И вот в мае я была на приеме в национальном центре усыновления.

Расскажу подробности посещения центра. Это в основном для минчан, так как для белорусов информации практически в интернете нет.

У мужа был аврал на работе, поэтому пошла я одна. Ничего у меня не тряслось, в обморок не падала. Вообще, на удивление, была спокойна. Когда я вошла, инспектор рассказывала кому-то по телефону всю последовательность процесса. Так что я все слышала, и лишних вопросов у меня не возникло. Кстати, порядок немного отличается от принятого в России.

Нас зарегистрировали, выдали список документов, необходимых для предоставления в суд, бланки медицины на меня и мужа и бланк обследования жилищных условий.

Собрав всю медицину, справки с работы, копию лицевого счета из ЖЭСа, мы должны позвонить в опеку своего района. Там инспектор придет к нам осмотреть жилищные условия. Мы должны показать ей все собранные справки, т.к. в акте обследования жилищных условий нужно записать некоторую информацию из этих справок. Потом прийти опять в центр. Там назначают тестирование и определяют время занятий в школе приемных родителей. Тогда же сама инспектор заказывает справку из милиции. Ну и потом самое главное…

 У меня вызвал затруднение вопрос о возрасте малыша и немного о поле ребенка. С мужем мы договорились про мальчика. Инспектор была очень рада этому решению, так как мальчишек процентов 70. Насчет возраста я ей объяснила, что, в общем-то, думали про годовасика, но в районной опеке посоветовали новорожденного, вот мы и засомневались.

Она попросила пока ни о чем не думать. Потом во время тестирования и занятий и определимся. Вопросов "зачем?" и "почему?" не было. Вся информация была записана в журнал, и нам был присвоен номер. Пожелала удачи, передала привет мужу, похвалила его выбор насчет пола и возраста малыша. Сказала, что абсолютно все бесплатно. Все справки, анализы и т.п. Единственный раз придется заплатить в суде две базовые величины (это где-то 25 долларов). Очень сокрушалась по этому поводу и злилась на суды, что не отменяют госпошлину. По любым вопросам просила звонить и не стесняться спрашивать. Назвала все инстанции с адресами, где и как лучше сдавать анализы и посещать врачей. Итак, нам нужно было заполнить медицинские бланки. Я записалась ко всем нужным врачам, позвонила во все нужные диспансеры. Мы никуда не спешили, так как на конец августа была запланирована поездка в Крым. 25 мая у нас стоял первый штамп психоневрологического диспансера. И вот, раз в одну-две недели мы стали посещать врачей. Дома на разговоры про усыновление мужем было наложено "табу". Он всегда помнил, к какому врачу идти, контролировал, чтобы я не забыла, но разговаривать на тему "а что потом?" категорически отказывался.

Хочу сказать, что все врачи, которых мы посещали, были очень доброжелательны с нами. Мы не встретили ни одного негативного мнения. Откровенно, я была очень удивлена этим. Заходя в кабинет к очередному светилу медицины, я вся внутренне сжималась, произнося "для усыновления". И с облегчением видела, как лицо врача расплывается в улыбке. И вот так, где-то без очереди, где-то по талону, где-то просто получив штамп в регистратуре, мы и прошли "медицину".

Так прошло два месяца. И тут на Еве в форуме "Усыновление" появляется минчанка. Я была очень рада этому. Мы списались, затем созвонились. Оказалось, что они уже собрали все документы и записаны на курсы усыновителей. Еще через неделю моя новая подруга позвонила и сказала, что они уже нашли себе дочку! Я так была за нее рада! Мы проговорили больше часа, обсуждая, что необходимо купить, как кормить и т.д.

И вот она, зная, что мы настроены на мальчика, обмолвилась, что в принципе, видела мальчиков из группы своей дочки. И я спросила: "Какие они?", - хотя сто раз зарекалась, что я сама пройду весь путь - без подглядываний, без фотографий и рассказов про детей "оттуда". Подруга рассказала мне про двух мальчиков - Сашу и Вадима. Описала мне их. Она описывает Вадима - и что хорошенький, и что умненький, и толстенький, скоро годик ему - а мне почему-то хочется узнать про шестимесячного Сашеньку… Рассказала подруга и про него. Она говорит, а у меня ноги подворачиваются, и трясет меня всю, лихорадит. Положила я трубку. Рассказала все мужу. Про Вадима: "Это не наш!". Про Сашу - молчит, хмурится.

Ночью я не спала, меня бил озноб. Почему? Весь день на работе я промаялась, глядя в одну точку и думая, думая. Я ведь даже не видела этого ребенка. Пыталась представить, какой он - чистый лист перед глазами.

Вечером позвонила моя новая подруга. Она узнала для меня фамилию Сашеньки, день рождения. Это нужно было мне, чтобы при выписке направления точно сориентироваться.

У меня началась жуткая бессонница. Ночью я ползала в интернете. Прочитала все гороскопы, какие нашла, углубилась в изучение особенностей шестимесячного возраста… Плакала и дома и на работе…

Из документов осталось самое главное - осмотр квартиры. Через две недели начинался отпуск. С работы тяжело было отпроситься. Опека предпочитала прийти утром. В квартире было полно коробок, и никакого видимого порядка…

И тут, совершенно случайно, я смогла увидеть этого мальчика. Это событие перевернуло всю мою жизнь. Эти огромные глаза, обрамленные шикарными ресницами, осмысленный взгляд взрослого мужчины, знающего, что такое жизнь. И это взгляд маленького ребенка! Будто немой вопрос в глазах, а надеяться боится. Стало как-то очень стыдно за нас, взрослых. Кто ж такое сотворить мог? Как же так - оставили, привезли за высокий забор, теперь вот ходим, выбираем, как в магазине… Нет солнышко, эта тетя, на которую ты так смотришь, не будет выбирать. Она знает, что Бог милостив и не может заставлять нас ещё больше страдать. Похоже, вот он - конец нашего долгого трудного пути. Вот мы и встретились, сынок…

Теперь у меня была фотография маленького мальчика, с которым мы могли связать наши мечты. Но мечтать я боялась. Мы не имели никаких прав на этого мальчика.

Стало очень тяжело жить, понимая, что там находится, возможно, твой сын.

Но теперь нас как прорвало. Мы не могли наговориться - где поставим кроватку, что у кого взять, что купить, мечтали, как поедем втроем в следующем году в Крым.

Прошла еще неделя. Состоялся суд у подруги. И вот они, счастливые родители, забрали свою дочку домой!

Нам же пришлось ждать еще две недели. И вот, в день нашего восьмилетнего юбилея свадьбы, в 9 утра, к нам пришла опека. Квартира наша тетеньке очень понравилась. Мы поговорили минут 10 и отвезли ее назад. Такси туда и обратно заказывали мы. Заключение мы забрали на следующее утро и сломя голову понеслись в центр усыновления.

Как назло, все психологи были в отпуске, поэтому тестирование мы пройти не могли. Но инспектор почему-то предложила посмотреть нам папки с личными делами детей.

Перед нами легли три папки: Минск, Гомель и Борисов. Инспектор сказала: "Тут самое основное. Деток с пороками сердца и серьезными заболеваниями не смотрите. У нас и здоровых хватает".

 Я начала лихорадочно искать своего мальчика. Нашла. Фотография нечеткая - еще из роддома. А в диагнозах - порок сердца и заболевание почек. Я почему-то о диагнозах даже не задумывалась. А тут такое!

Просмотрели мы для приличия все папки. Очень тяжело это. Листаешь, судьбы целые пролистываешь. Из данных только Ф.И.О., родители, если известны, диагнозы, цвет волос и глаз. И все. Фотографий мало, а если и есть, то очень плохого качества.

Подозвала я инспектора, показала на фамилию нужного нам ребенка. Она долго нас отговаривала, указывая на страшные диагнозы, побежала звонить главврачу этого дома ребенка. По телефону узнала, что диагнозы подтверждаются. Мне, признаться, стало страшно. А в груди такая тоска разлилась…

Главврач посоветовала взять направление на Вадима П. (Тот Вадим!). Сказала, что он практически здоров и развивается в соответствии с возрастом. Инспектор добавила, что главврач очень переживает за него, так как скоро ему годик, и малыш перейдет в другую группу, шансов у него практически не останется.

Но я все равно стояла на своем - хочу направление на Сашу! Наконец инспектор сдалась, улыбнулась: "А вдруг и правда сердце Вам подсказывает", - и выписала направление, снабдив нас телефоном главврача. Слава Богу, она не заподозрила, что я уже знаю этого малыша.

Муж категорически отказался идти в этот день, хотя было только 12 часов. Я и сама была как выжатый лимон. Позвонили мы главврачу.

- Ну что, все-таки Сашеньку посмотреть хотите? Ну тогда жду вас завтра в 10.00. Детки как раз проснутся и покушают.

Провалявшись в кровати без сна с пяти утра, в семь я решила встать. Тяпнув пустырничка на дорожку и проглотив парочку таблеток, мы поехали на встречу. ДР находится в маленьком лесочке. На вид - обычный детский сад. Двухэтажное здание, четыре крыла. Хорошие детские площадки. Чисто и красиво. Хвойные деревья вокруг.

Зашли к главврачу. Спросила, что сначала - смотрим мальчика или разговариваем про диагнозы. Решили - про диагнозы. Мамаша нигде не наблюдалась. Поступила ночью без документов. Вторые роды, четвертая беременность. Роды на сороковой неделе, доношенный. Ей 30 (достоверно), отцу 38(с ее слов). Родила и бросила, самовольно ушла из больницы. По названному адресу никогда не проживала, в Белоруссии по выписке-прописке не нашли. Ребенок оформлен подкидышем.

Дальше пошла карта здоровья мальчика. Диагнозы все как есть. Услышали, переварили. Дальше - прогноз, лечение и т.п. В переводе на нормальный язык: "А кто его знает, что будет дальше?!" Анализы в норме. Сдаются раз в месяц. УЗИ делали два раза, в сентябре опять УЗИ и уролог. Как главврач сказала: "Либо все зарастет и станет на место, либо пролечить позже, если понадобится, либо операция, и живите дальше…". Откровенно пыталась нас отговорить от этого мальчика.

Впитать в себя весь объем данной информации я не смогла и… разревелась как белуга… Было очень страшно. А вдруг муж не захочет? Что же тогда делать? Как смотреть еще одного ребенка? Для меня в тот момент это было преступлением.

Через пару минут мы были в группе. А там одни мальчики. Нашего переодевали. Посмотрели мы, как остальные играют с погремушками, ползают, в ходунках бегают. Увидели Вадима, которого нам рекомендовали посмотреть и в центре, и главврач. Хороший мальчик. Первого сентября годик ему.

Потом вынесли нашего. Малыш смотрит на меня, не отрываясь. Я с опаской беру его на руки. Мальчик изучает моё лицо, даже не моргая. Где муж и что он делает, не представляю. Весь персонал внимательно за мной наблюдает. Нянечка робко произносит: "Ой, а он на Вас похож…" Главврач одергивает ее. А я смотрю на малыша. Как ты повзрослел за эти недели, мальчик мой! Главврач предложила погулять на улице. Мы с радостью согласились. На нас надели розовый комбинезон, за спиной слышится недовольное бурчание мужа, и мы пошли гулять. 25 минут на свежем воздухе.

 Меня малыш воспринял спокойно - схватился за палец и не отпускал. С мужа глаз не спускал! "Что за живность такая непонятного пола?" Там же только женщины работают.

Серьезный, улыбчивый. Не плакал, просто тихо сидел на руках, рассматривая все вокруг. Ведь он еще практически не знает, что такое улица.

Муж стоит рядом, улыбается. Предлагаю взять ребенка на руки. Категорически отказывается. Приходится идти на хитрость, и ребенок все-таки оказывается на руках мужа. Он держит малыша, как хрустальную вазу, боясь даже дышать.

Вернулись в группу, поговорили с воспитателем: как ест, как спит, как играет, что любит.

Подруга звонила не переставая. "Ну что? Ну как?" Муж нервничал: "Отключи телефон!"

Пошли опять к главврачу. Она выписала нам пропуск на каждый день. Сказали, что будем думать.

Пока ехали домой, все обсудили. Боялись, конечно, серьезных диагнозов. Но все это лечится, а может и само пройти бесследно. Значит, наш малыш, наш!

Приехали домой. Позвонили в центр. Инспектор в шоке была: "Как берете??? А других смотреть???" - "Не будем."

Вот так мы нашли себе сына. Каждый день по 3-4 часа мы были рядом с ним. Теперь уже и муж с удовольствием держал малыша на руках.

Муж решил рассказать своим родным наши новости. Все очень хорошо отнеслись к нашему решению, а фотографии Федора привели их в полный восторг.

Потом была поездка в Крым, которая уже не могла принести такой радости, как предыдущие. Потом, по приезде, мы подали документы в суд. Тестирование в центре усыновления мы прошли, на курсы не успели - группа начала занятия за неделю до нашего приезда. Психолог, поговорив с нами, осталась довольна нашими высказываниями и разрешила обойтись без курсов. Если честно, я бы с удовольствием походила на них, но мы просто уже не успевали.

Перед самым судом я рассказала новость нескольким подругам. На работе знала только одна сотрудница. Все они очень были рады за нас. Это было просто удивительно - мощная поддержка со всех сторон!

Мальчику провели полное медицинское обследование. Так решила главврач, мы не просили. Половина диагнозов испарилась. Остальное не страшно.

Навещая там своего будущего сына, я присмотрелась к Вадиму. Чудный мальчик. Вечер обдумывали - может двоих взять? Нет, не возьмем… Муж категорически против, хотя и ему мальчик очень нравится. Не потянем… Так тоскливо… Не могу забыть его. Не могу…

29 сентября. 7.30. Работа. Меня трясет, тошнит, голова раскалывается. Сотрудница бегает вокруг меня с пузырьками и таблетками, приводит в чувство.

14.00. Суд. Вопросы, вопросы, выступления опеки и главврача. Я с удивлением слушаю, какая я хорошая, ответственная. Муж такой же.

"Будете ли сохранять тайну?"

Вообще, зачем нам та тайна? В Центре усыновления настояли: "Пишите. Это для ЗАГСа и суда. Вдруг мамаша объявится". Более чем странно было слышать это из уст психолога, которая на своих занятиях объясняет будущим родителям, почему не нужно хранить тайну усыновления.

"Будем" У судьи немое удивление. "Но ребенку же 8 месяцев!" - "Ну и что, мы недавно переехали, нас никто не знает" А что я еще могла сказать? Лучше бы не писала про тайну! Тем более, что скрывать не будем на самом деле.

Помню, спросили, какое имя даем ребенку. Фёдор. Сколько было мыслей - менять или нет. Муж всегда хотел сына Федора. Но малыша воспринимали уже как Сашу. А Саш у нас было в семье очень много - муж, брат, племянник и сестра. Саша, Сашенька. Имя прекрасное. Но дала это имя нашему мальчику какая-то чужая тетя. А имя должны давать родители. Фёдор - Божий дар. Наш Феденька…

Помню, судья спрашивает мужа, согласен ли он на такое редкое имя. Я про себя ухмыльнулась - кто ж его придумал?!

Просим принять решение к немедленному исполнению. Нет, судья не согласна. В этом суде такой практики нет. Ох, сколько раз я потом жалела, что не отнесли документы в суд района, где находится дом ребенка! Совсем другие сроки и волокиты меньше.

Попросили выйти. Ждали мы где-то час. Опять зашли.

"Именем Республики Беларусь…"

Все. Мы родители…

Не дождавшись вынесения решения, опека и главврач ушли. Возник вопрос - когда можно забирать? И спросить-то не у кого. Решение суда вступает в силу через 10 дней. Судья предложила: "Хотите - забирайте ребенка по заявлению. Так обычно делают".

Дома телефоны разрываются. У всех одни и те же вопросы: "Ну что? Ну как? Ну когда?"

Еще одна бессонная ночь. Утром собираю пакет. Носочки, костюмчик, боди, шапочка, курточка, погремушка. Гостинцы медсестрам купить не успели - не до того было. Успокаивала себя тем, что через 10 дней встретимся снова - оформлять документы.

Всю дорогу обдумывала, что сказать главврачу, как убедить, чтобы отдали сейчас. Приехали. Зашли в кабинет. Она улыбнулась, дала ручку, лист бумаги и продиктовала заявление.

Через 15 минут мы одевали нашего сына в домашние одежки, снимая казенные пронумерованные вещи.

Еще через 10 минут подъехало такси. Никто с нами не вышел - попрощались в группе. Было тихо, ни одного человека. Мне хотелось кричать от счастья, плакать. А поделиться было не с кем. Ну и ладно. Все буднично, и никакого праздника. Никакого ощущения, что из роддома несешь малыша домой. А я думала, что будет так… В такси я повеселела. Какая разница! Мы сына домой везем! Таксист проникся нашим хорошим настроением, знал, наверное, в чем дело. Долго поздравлял и желал счастья.

Минут через 20 мы были дома.

Опять шквал звонков, поздравлений и пожеланий.

Фёдор, уже Фёдор, с интересом озирается вокруг. Полный восторг вызывает кошка. Время спать. От обилия новых впечатлений Фёдору тяжело уснуть. Решили вывезти его на улицу. Уснул. Потом кушаем, играем, спим. В первый день решили не купать. Впереди выходные, мне не страшно - муж всегда рядом.

Первое затруднение. Читаю, как готовить смесь. Так, три мерные ложки. Где мерная ложка??? Звоню подруге, объясняет.

Отдельное огромное спасибо подруге - можно было позвонить и в 11 вечера с вопросом. Все объяснит, расскажет. Она же давала и первый список самых необходимых покупок.

Первые две недели была полная идиллия. Фёдор вел себя спокойно, точно по расписанию спал и кушал. Что такое качание на руках, он не понимал. Проблема была только одна. Ребенок панически боялся купаться. Странно то, что нянечка говорила, что Федя любит купаться. С этой проблемой помогли справиться виртуальные подружки. Огромное спасибо им всем за поддержку и советы. Теперь у Федора нет более любимого занятия, чем барахтаться в ванне.

Родные и друзья обрывали телефон с просьбами прийти. Мы строго ограничили всех двухнедельным карантином. Кушали мы все, что давали в доме ребенка.

Через две недели началась моя беготня по городу. Признаться, я не ожидала, что оформить ребенка - так тяжело! Если бы я все делала по закону - ушел бы месяц. Я с трудом верила, что у нас такие дремучие законы. Как жаль, что я не представляла, что, отдав документы в суд нашего района, я получу столько проблем при оформлении. Где-то с уговорами, где-то с угрозами, где-то с конфетами, где-то через звонки в высшие инстанции - я оформила нашего сына за 4 дня. Вспоминать это ужасно, больно и неприятно. Спустя неделю - опять беготня - оформление пособия по усыновлению. Тут уже все понятно, просто немного побегать нужно - оформить счет в банке и написать заявление.

Пособие по усыновлению - довольно приятное внимание со стороны государства. Оно немного больше ежемесячного пособия на ребенка. Вместе - это уже сумма!

Сын у нас уже два месяца. Я и не вспоминаю, откуда он к нам пришел. Полное ощущение, что я сама его родила. Все видят наше сходство, хотя сама я этого не замечаю.

Временами я очень сильно устаю. Я не могу пожаловаться на мужа - он делает все возможное, чтобы облегчить мою жизнь. Просто жизнь с ребенком - это совсем другое измерение. Теперь я с уверенностью хочу сказать, что год-два, не более, семья может жить без детей. Потом, если затянуть, появляется очень много проблем, связанных с привыканием к новой жизни. Наша жизнь круто изменилась. К чему-то мы были не готовы, нам пришлось меняться вместе с обстоятельствами. И все-таки, ребенок - это огромная радость и счастье через край. Я смотрю на своего сына и до сих пор не могу поверить, что я - МАМА! Когда муж говорит Феде: "Иди к маме!", я вздрагиваю и не всегда сразу соображаю, что это я - мама. Мы растем, начинаем ходить и говорить. Каждый день приносит много сюрпризов. Сын чему-то учится, появляется какое-нибудь новое слово. Фёдор очень упрям и уже в таком возрасте пытается отстоять свою точку зрения, как умеет - рычанием или громким басовитым рёвом. Порой это очень смешно, иногда - злит.

Мой муж просто счастлив! Он очень любит сына, всегда готов с ним играть, помогает во всем. Ночью к сыну встает муж - успокоить, дать пустышку.

Все родственники и дальние знакомые узнали об усыновлении по факту, после суда, и восприняли наше решение "на ура". У сотрудников моих и мужа такая же реакция. Не было ни одного отрицательного отзыва. Нас окружают просто необыкновенные люди! Наш дом завален подарками, одеждой, игрушками.

Моя свекровь уже приезжала на недельку погостить и помочь мне. Мои родители, живя и работая в другом городе, всегда выкраивают денек для общения с внуком. Звонят ежедневно. Моя мама, похоже, уже помешалась на почве любви к внуку!

Главное, что мы не испугались проделать весь этот путь. Результат наших стараний и страданий - наш сынишка Фёдор.

Вы хотите узнать, счастлива ли я? Просыпаясь утром, я слышу: "Мам-мам-мам!", и понимаю, что вот оно - настоящее женское счастье!